«Большинство поменяли бы свой дом на таунхаус». Юрий Таубкин — о странной ситуации в архитектуре

  • 16 августа 2017
  • 1221 просмотров
  • 0 комментариев

Беларусь переживает переломный момент в городской и загородной архитектуре: большинство объектов недвижимости относится еще к советскому периоду, а появляющиеся новостройки — начали отходить от старых строительных канонов совсем недавно. Как результат — сплав технологий, материалов и стилистик. И многие из тех, кто строят загородные дома сегодня, делают это потому, что не могут получить достаточно зелени, чистого воздуха и красивого окружения в городской черте. Нормально ли это, и каких изменений стоит ждать в ближайшем будущем? С этими вопросами мы обратились к Юрию Таубкину — архитектору, автору множества реализованных проектов, хорошо знакомому, как с городской, так и с частной архитектурой.

Юрий Таубкин

Архитектор Юрий Таубкин

— Юрий, добрый день. Сейчас пошла мода «брать в оборот» минских архитекторов и расспрашивать их: что в Минске красиво, а что нет, что снести, а что построить. Даже наш портал эта тема не обошла стороной, но ее обсуждают и далекие от архитектурной тематики СМИ. По-вашему, что это — люди хотят перемен? Осознанное желание народа жить красивее и лучше, чем сейчас? Или что-то еще?

Я думаю, так или иначе, архитекторы несут определенную корпоративную ответственность за ситуацию со средой обитания в городе. Кроме того, стало появляться определенное доверие к профессионалам в разных сферах, в т.ч. и в архитектуре.

Один из способов сделать город красивее небольшими усилиями — это малые архитектурные формы: скамейки, беседки, зоны отдыха и т.д. Практика других стран показывает, что самые красивые, оригинальные проекты предлагают частные дизайнеры. Однако на госфинансирование частных дизайнерских решений надежды мало. По-вашему — какой выход у тех творческих людей, которые хотят (и могут) творить красоту, и делать это здесь? Где им взять деньги? Понимаю, что вопрос риторический, но все же?

Малые формы — один из важных элементов формирования среды на уровне человека. Они должны быть частью комплексного проектного решения по благоустройству. Всерьез рассуждать об масштабных работах в этом направлении в городском объеме без участия госфинансирования — невозможно. Крупные компании, банки или иные частные инвестиции могут решить скорее какие-то локальные задачи. Но городской масштаб — это задача городских властей. Это, в числе прочего, их прямая функция.

Скамейки в Лондоне

Скамейка в Гонконге

Проект городской скамьи «Ромео и Джульетта»

Локальное самовыражение творческих людей вполне возможно за счет небольших инвесторов. Для этого необходимо просто проявить волю и предложить такой проект, который вызовет заинтересованность всех участников — инвесторов, государственные службы (в части согласования проекта) и, непосредственно, самого автора. Исходя из личного опыта, могу точно сказать, что государство, на сегодняшний день, высказывает вполне отчетливую заинтересованность в развитии территорий. Остальное — дело рук и энергии творческих людей. Если у вас нет импресарио — «продавайте» себя сами. На дворе — рынок и затяжной экономический кризис, никто к вам с деньгами сам не придет.

— По-вашему: Минск достаточно зеленый город или нет? Речь идет не о сравнении с другими городами, а в принципе — достаточно ли зелени на человека?

Скажу так — зелень в Минске есть. И это уже хорошо! Могло бы быть больше, и, надеюсь, так и будет. Не хватает больших старых деревьев. Зелень создает очень комфортную среду для человека, определенный уют. В Минске, на мой взгляд, существует свой определенный стиль благоустройства. Мне он кажется слишком однообразным, как будто проектировщики из «Минскзеленстроя» учились в одной школе и не захотели продолжать обучение в какой-нибудь другой визуальной субкультуре. К сожалению, это данность. Но разнообразить подходы было бы очень хорошо для городской среды.

Стокгольм — первый город Европы, официально получивший звание «Зеленая столица» (European Green Capital Award)

Для сравнения — панорама Минска

— Вопросы вырубки деревьев (или целых зеленых зон, парков) — одни из самых «горячих», их активно обсуждают в соцсетях. К государству, опять же, апеллировать нужно, но все понимают, что «отстоять» очередной клочок зелени получается далеко не всегда. Какая альтернатива? Может, стоит узаконить некую общественную инициативу, в рамках которой жители получат возможность высаживать саженцы в обмен на налоговые льготы? Может, есть другие удачные примеры «социального» озеленения в других странах?

Во-первых, не стоит забывать, что иногда зеленым насаждениям требуется санация, и вырубки могут носить профилактическую или лечебную цель. Деревья тоже болеют и заражают друг друга. Некоторые, даже падают на крыши автомобилей, в результате этих болезней.

Во-вторых, проблему благоустройства города нельзя рассматривать только лишь в части зеленых насаждений. Благоустройство — это еще и развитие инфраструктуры, организация движения транспорта, пешеходные зоны, рекреационные территории и многое другое. Необходим поиск комплексных решений с учетом всей аналитики и прогнозами развития города. Этими вопросами занимается урбанистика. На сегодня складывается впечатление, что государство лишь латает прорехи и не решает задачи системно. Основная причина, скорее всего — нехватка средств в бюджете. А, точнее, распределение средств в бюджете имеет иные приоритеты…

— Три вещи, которые вы бы обязали правительство организовать/построить в каждом белорусском городе (например — или велодорожки, зоны для выгула собак, водно-парковые зоны, и т.п.)?

Все перечисленное является частью конкретных проектных решений благоустройства. Если в данном месте проект развития территории включает в себя велодорожки и пр., значит, их нужно реализовывать. Если в каком-то месте в этом нет необходимости — зачем обязывать города все это строить? Мы уже заморозили достаточно средств в бесполезных спортивных комплексах по всей стране… Я бы призвал правительство более четко выполнять свои функции в части благоустройства. Т.е. — поставить в приоритеты финансирования в т.ч. и развитие городских территорий.

— Всегда ли должно государство принимать решение о застройке того или иного участка, дизайне того или иного здания? Не должны ли этим заниматься исключительно дизайнеры/архитекторы, причем – путем голосования? А, может, это должны решать жители района, которые там живут? Есть ли вообще какая-то идеальная модель принятия такого рода решений?

Если рассуждать в общем — земля у нас государственная. Соответственно и решения о застройке принимаются на государственном уровне. Но суть в том, что рассматривать государство, как некую обособленную структуру — неправильно в принципе. Ведь государство — это выборные органы, и мы с вами сами принимаем решения о том, кто будет заниматься городом в обозримом будущем.

Фото: Ecograd.by

Кроме того — государство лишь реализует проектные решения, предлагаемые архитекторами. Голосование архитекторов/дизайнеров — не совсем профессиональный подход. Скорее следует использовать методику публичных конкурсов на проектирование. С очень компетентным жюри. Это — международная практика. Общественные слушания очень важны, но они должны проходить конструктивно. У проектировщиков должны быть профессионально обоснованные решения, их задача — улучшать жизнь горожан. Если это действительно так — обоснуйте и убедите.

А люди всегда чем-нибудь недовольны. Поэтому идеальная модель — взаимодействие всех участников процесса и общая заинтересованность в результате. Если действовать лишь в интересах одной из сторон — результат не будет удовлетворительным.

— По вашему мнению — нормально ли для среднестатистического белоруса иметь одновременно и городскую квартиру и дачу/загородный дом? Является ли такая жизнь (между двумя домами) сбалансированной для нас, с учетом климата и экологии?

Я категорически не согласен с термином «среднестатистический белорус». У жителей страны разные запросы. Они зависят от многих факторов — образования, возраста, семейного положения, рода занятий и многого другого. На мой взгляд, большинство людей, владеющих одновременно городской квартирой и дачей/загородным домом, с удовольствием поменяли бы эти варианты на один объект недвижимости в блокированной застройке (таунхаус) с небольшим участком земли в городской черте, в непосредственной доступности всей городской инфраструктуры. Подобным образом развиваются многие европейские городские жилые районы.

— А как вы относитесь к дауншифтингу?

Дауншифтинг, по-моему — это естественная психологическая реакция современного человека на урбанизацию. Разумеется, это осознанный выбор, к которому я отношусь с большим уважением.

— Что нам делать с архитектурой частных домов, находящихся на окраине, или за чертой города? Там сейчас все — от безликих «скворечников», помпезных многоэтажных «замков» и до ультра-современных, дорогих домов с хорошей архитектурой. Останется ли эта «пестрота» национальной чертой белорусской загородной архитектуры, или мы придем когда-нибудь к своему, узнаваемому стилю?

Не вижу ничего плохого в пестроте и разнообразии загородных поселков. Конечно, я бы хотел, чтобы они были застроены хорошей архитектурой. Но хорошая архитектура не обозначает только лишь единообразие целого поселка. Кроме того, «ультрасовременный» и «дорогой» — тоже не критерии хорошей архитектуры. В архитектуре, в данном контексте, скорее важна гармония.

— Стройматериалы. Их сегодня десятки, и появляются новые: теплоблоки, арболит, соломенные эко-кубы, пластик и т.д. В Беларуси (пока еще) достаточно много своей древесины. Как вы считаете, деревянный дом является нормой для белоруса, или вопрос выбора стройматериалов — это всегда свобода волеизъявления конкретного человека, и обсуждать здесь что-либо некорректно и бессмысленно? И какие бы дома стоило строить нашим гражданам, по вашему мнению, из чего?

Выбор стройматериалов зависит от многих факторов, зачастую обоснованных не только желанием заказчика. Назначение дома, размеры, бюджет и множество других. В контексте вопроса я считаю, что задача архитектора — предложить оптимальное решение по применению всех материалов для строительства. В том числе за это им платят деньги — оптимизация строительства и эксплуатации дома, создание среды обитания. При профессиональном взаимодействии архитектора и заказчика, последний всегда остается в выигрыше.

Что касается дерева, то местная древесина весьма далека от хорошего качества. Например, российский лес на сегодняшний день гораздо лучшего качества для строительства, из доступных по цене. Скажем так, всей индустрии деревообработки в Беларуси еще есть куда развиваться с точки зрения качества продукции и уровня сервиса.

— Близка ли вам концепция «положительных» домов? Считаете ли вы разумным стремление отдельных жителей стать максимально энергонезависимыми от государства? И хорошо ли это для самого государства?

Ключевое слово в термине «энергонезависимость» — независимость. Далее наступает вопрос экономики, вопрос окупаемости. Если окупаемость энергонезависимого дома составит 100 или даже 50 лет, то имеет ли это смысл? Что касается интересов государства – это тоже вопрос экономики. Особенно, если государство зарабатывает на зависимости от его источников.

— Что для вас экологичная архитектура и экологичное строительство?

Я вижу два аспекта экологичности — эстетический и функциональный. С точки зрения функции, экологичность — это минимизация воздействия объекта на окружающую среду. Это не только отходы жизнедеятельности дома и его обитателей. Это, в т.ч. и производство применяемых стройматериалов.

С точки зрения эстетической экологии — это взаимодействие архитектуры с окружающим пространством. Это гармония новой и старой архитектуры в городе, гармония загородного дома и окружающей среды, гармония дома и комплекса благоустройства со всем, что их окружает и с теми людьми, которые их населяют.

— Приведите несколько примеров удачных/показательных/образцовых (или просто ваших любимых) загородных домов, и вкратце объясните, почему вы считаете их удачными примерами.

Первый — мой любимый на сегодня швейцарский архитектор Peter Zumthor (Питер Цумтор). В качестве примера приведу не жилой дом, а общественное сооружение — здание часовни Св. Бенедикта в Зумвитге. Деревянное каркасное сооружение, отделанное снаружи дранкой. Это пример удивительной гармонии современной архитектурной формы и горного пейзажа, невероятной красоты. Здание очень красиво старится, еще больше соединяясь с природным ландшафтом. Пример настоящего мастерства в архитектуре.

Второй — жилой дом архитектора из Северной Ирландии Патрика Бредли. Этот дом он построил для себя из морских контейнеров. Можно это считать удачным примером модульной архитектуры. Хорошо использованы тренды современной архитектуры — вторичное использование ресурсов, модульность конструкции, отделочные материалы, размещение в окружающей среде. По-моему, — очень красивый дом получился.

Третий пример — оранжерея от Тотана Кузембаева, маэстро современной деревянной архитектуры. Простое по функции и архитектуре сооружение, замечательные пропорции. Здорово получилось! У него вообще много хороших работа, а эта — свидетельство того, что даже небольшие сооружения, при участии профессионала, могут стать настоящим произведением архитектуры.

Беседовал: Дмитрий Малахов

От редакции: Если вы — архитектор или домовладелец, и у вас есть интересный проект дома, о котором вы хотите рассказать — обращайтесь в редакцию Dom-expert.by или пишите на ящик editor@dom-expert.by.

Задать вопрос эксперту

Комментарии

Всего комментариев: 0
Пожалуйста, пройдите авторизацию, чтобы оставить комментарий.

Фото

Жилой дом из детского конструктора

Видео

Третье видео videopress.com