Наши за границей: Белорусский дизайнер рассказала о непростой жизни в современном Лондоне

  • 17 ноября 2016
  • 601 просмотров
  • 0 комментариев

Семь лет назад Людмила уехала в Англию. Уезжала с намерением вскоре вернуться, но задержалась. За эти годы она успела прожить маленькую и очень насыщенную жизнь. Девушка оказалась не готова к Лондону, а Лондон — к ней. Но взаимный процесс «притирки» продолжается… Людмила согласилась рассказать нам свою историю и поделиться впечатлениями о жизни в этой удивительной стране. Даем ей слово.

Архитектура по-нашему

Образование я получила в университете, на факультете «Промышленное и гражданское строительство» по специальности «архитектура». В 2005-м году начала работать в Управлении архитектуры одного из областных городов — там же, где жила и училась. Первая работа редко становится для кого-то «работой мечты», не стала она такой и для меня. Мои обязанности делились на две части. Первая — административная работа с документацией на строительство. Мы выдавали задания на проектирование парковок, магазинов, частных домов, реже — рассматривали вопросы перепланировки квартир. Вторая часть, более творческая, включала в себя разработку небольших проектов для города: автобусных остановок, киосков, и, если поступал заказ – проектов частных домов. Заказывать проект у нас людям было выгоднее — появлялась гарантия того, что проект получит разрешение на строительство.

В этой структуре я задержалась на три года. Зарплата была небольшой, но мне хватало. Работа была скучная, и я пыталась разнообразить ее, как могла: хваталась за нестандартные проекты и сама предлагала что-то, отличающееся от типовых расчетов.  Но оригинального проектирования было мало, а меня тянуло на творческую работу. Здесь же не было у кого учиться, не было куда развиваться. Разговаривая со своими одногруппниками, я видела, что многие ребята устроились в более креативные, частные проектные фирмы. Эти ребята быстрее «росли» в профессиональном плане, набирались практического опыта, в то время как я — занималась бумажками. Родители, впрочем, были довольны и даже считали, что я делаю карьеру. Да и для некоторых знакомых моя должность казалась достаточно респектабельной, по меркам нашего города. Одна подруга сказала как-то: «Работать в таком месте — уже значит «делать карьеру». Даже тогда я сильно удивилась ее словам. Сейчас мне смешно. К такому «престижу» я была равнодушна.

Тогда я стала искать работу среди других проектных фирм. Больше всего хотела заниматься дизайном интерьеров — мне казалось, что это более женское, более креативное направление, в котором меньше административной волокиты и документации, больше простора для творчества. Но с моим опытом устроиться куда-то еще оказалось сложно. И я продолжала «тянуть лямку» первого рабочего места. Шел уже четвертый год после университета…

Постепенно я стала замечать, что на работе для меня сформировалась комфортная обстановка: коллектив был хорошим (тут повезло), все было тихо-гладко-ровно. Подсознательно я уже стала разделять работу и свои творческие стремления, которые мне кое-как приходилось воплощать «на стороне». Это были сущие мелочи, но кое-какие проекты мне доверяли. Но не хватало уверенности в себе. Я боялась начать: не хватало практики, я не знала трендов, с трудом разбиралась в стилях интерьеров, не умела общаться с клиентами и т.д. Понимала, что если не начну сейчас что-то делать — втянусь в эту рутину и навсегда останусь «бумажной» работницей… Выйти из комфортной зоны оказалось страшно.

Случай

Переломным моментом для меня стала одна случайная встреча. Я познакомилась с очень талантливой девушкой, дизайнером, воплотившей прекрасный проект кафе в нашем городе. Когда узнала, что она на 3 года младше меня (мне тогда было 26) — испытала не очень приятное чувство. Я поняла, что зря трачу время на своей комфортной работе и впервые начала всерьез задумываться, как изменить ситуацию к лучшему. В этот момент жизнь сама подкинула мне шанс. Подруга предложила съездить в Лондон поучить английский — это были полугодовые курсы языка с обучением «там». Одной ей было страшновато, а вдвоем — вроде как легче. Идея была хороша — съездить посмотреть совершенно другой мир, а заодно – и английский подтянуть. У подруги уровень английского был значительно выше моего, но я все равно решила попробовать. Для меня это была возможность взять паузу, разобраться в себе, посмотреть, как живут люди в другой стране. Не говоря уже о знакомстве с архитектурой, современным искусством, дизайном.

Подруга занялась оформлением всех документов, я почти не вовлекалась в этот процесс и даже не отслеживала ситуацию. Но в один прекрасный день мы обе оказались в Минске, на руках у нас были паспорта с визами. Простым и понятным языком подруга поставила меня перед фактом: «Едем в Лондон». И мы поехали. Родители были удивлены, но не так, как я. Просто не могла поверить в то, что это происходит со мной, а не героиней какого-то фильма, все случилось слишком быстро.

Прибытие в Лондон

Отец подруги снял нам комнату на две недели, на первое время, т.е. — нам уже было куда ехать из аэропорта. Чувства, которые я испытала, въезжая в многомилионный мегаполис — описать словами непросто. Восторг, возбуждение, предвкушение чего-то нового… И в первый же день я поняла, что этот город совершенно не похож на тот, который я себе представляла.

Меня поразило огромное количество людей: всех национальностей и цветов кожи, с совершенно разной внешностью, одетых кто во что горазд… пестрая, шевелящаяся людская масса. Темп жизни ввергал в состояние шока, казалось, здесь никто не стоит на месте — все куда-то спешили, что-то делали. Контраст с белорусским областным городом (и даже Минском) был колоссален.

Почти с первых же дней я поняла, что мой английский откровенно слаб — в первом же кафе я попыталась заказать кофе, и меня не поняли. Еще хуже было то, что и я не понимала людей. Мне казалось, что они говорили слишком быстро, с какими-то непривычными акцентами, проглатывали слова и окончания… В этот момент я находилась от своей комфортной зоны — дальше некуда. Я была взрослым человеком, который не может связать и нескольких предложений. В первый же день я дала себе обещание: ноги моей в Лондоне не будет. Закончатся курсы — и я вернусь домой.

Первые шаги, первые проблемы

Через неделю начались те самые курсы. В колледже я встретила множество студентов, у которых с английским было так же, как у меня. Ребята из Китая, Японии, Монголии, Европы… со всего света. Именно тогда я поняла, что не все так плохо, и постепенно окунулась в почти забытую студенческую атмосферу. Даже начала получать удовольствие от этой ситуации.

Через месяц у меня закончились деньги, что я взяла с собой на первое время — что-то около 1000 долларов. Когда ехала сюда, мне говорили, что все студенты работают официантами в кофешопах, подрабатывают этим на жизнь, и найти работу будет несложно. В реальности мой слабый английский не позволил мне быстро найти работу даже официанткой… К счастью, прибывшие держались вместе: через знакомых подкидывали работу, помогали правильно составить резюме, поддерживали друг друга всеми возможными способами, в том числе — и психологически. Ребята из Беларуси предложили бесплатно пожить у них какое-то время — пока не переживу временные трудности, они же «подсуетили» первую работу… Мы дружим до сих пор.

Свою первую работу я помню очень хорошо: стояла за барной стойкой в ночном клубе, подавала напитки посетителям. Работала ночью и по выходным, а днем — шла учиться в колледж… Затем работала няней: забирала девочку из садика (primary school) и два часа до прихода родителей гуляла с ней, или сидела дома, готовила ей кушать. Параллельно взяла третью работу — в гардеробе еще одного ночного клуба. Из которого два часа на ночных автобусах добиралась домой — квартира была на другом конце города. Затем — готовила ранние завтраки в отелях, как официантка. Словом — перепробовала все виды работ… Родители переживали. Помню, мама нехотя призналась, что папа не рассказывает знакомым, где я работаю — видимо, не мог принять, что дочь с высшим образованием подает еду и напитки… Я же — наоборот чувствовала, что живу полной жизнью, и, как бы странно это ни прозвучало, развиваюсь, расту.

Пора обратно?

Полгода спустя энтузиазм от новых сторон жизни поубавился: поддерживать такой темп оказалось сложно, я выматывалась чисто физически, не успевала отдохнуть. У нас была дружная, хорошая компания, но это не помогало. Мне было 27 лет, и выстаивать ночь за барной стойкой, по 8 часов — не хватало сил. Я устала… Через полгода обучение в колледже закончилось, и мне нужно было уезжать, но… тут я влюбилась в парня. Он тоже был из Беларуси, у нас нашлось много общего. И на свой страх и риск решила остаться.

Вариантов было два. Первый — пойти получать высшее образование (master degree) по архитектуре в местном университете. Белорусское архитектурное образование в Англии не особо котировалось: требовались подтвержденные проекты, а по факту — все равно нужно было доучиваться. Но по специальности «дизайн интерьеров» (interior design) — я могла пойти сразу не на первый курс, а на третий. А следующий за ним четвертый — уже заветный master degree. Но обучение стоило дорого, таких денег у меня не было.

Я выбрала второй вариант — продлить обучение в языковом колледже еще на год. Так и поступила. Решила параллельно найти более стабильную работу, подтянуть язык, а там — посмотреть, что будет. Визу продлили еще на год. Продлить-то продлили, но к тому времени мне стало окончательно ясно, что с этими мелкими заработками я долго не продержусь, даже морально. А найти работу по профессии без образования и опыта — в Англии практически невозможно. Поверьте, я пробовала.

Зацепка

Помог случай. Один мой знакомый работал дизайнером фасадов в строительной компании, собственниками которой были эмигранты из СНГ. Сначала он предложил мне попробовать помочь ему с одним проектом, и я помогла. Тогда он порекомендовал меня владельцам компании. Я прошла все собеседования, хотя жутко боялась: это была первая работа на чужбине, хоть как-то связанная с моей специальностью, с тем, чем я хотела заниматься. Меня взяли. Я проработала в этой фирме полтора года, разрабатывая проекты подвесных вентилируемых фасадов.

Год прошел и срок действия визы вновь подошел к концу. К этому времени я вышла замуж, а поскольку муж учился в университете — «перешла» на его визу, как жена. Продолжала трудиться в фирме: постигала нюансы взаимодействия с поставщиками и подрядчиками, изучала особенности разработки сложных проектов. Работа была очень скрупулезная, сложная, и во мне все больше крепло желание реализоваться в более творческом направлении. К тому времени я обзавелась тем, чего не было ранее: уверенностью в своих силах, и (что самое главное) опытом работы. Да и язык подтянула прилично, что позволило мне приступить к поискам работы в interior design.

Наконец-то

Я рассылала резюме куда только можно, мониторила все сайты о работе. Поскольку не было опыта работы именно в интерьерном дизайне — рассылала резюме на должность помощника дизайнера. И однажды звезды сошлись — я нашла работу в русско-английской компании, которая занималась дизайном интерьеров уровня «лакшери». Мой русский язык в данном случае оказался бонусом, т.к. большинство клиентов компании говорили по-русски. Взяли меня с трехмесячным испытательным сроком, на маленькую зарплату… но я все равно была счастлива.

Опыт работы в строительной компании пригодился: я разбиралась в английских чертежах, знала терминологию, могла общаться с поставщиками на одном языке. Но после первого дня работы — впала в легкий ступор от того, насколько здесь все по-другому. Компания была небольшой, семейного типа: три дизайнера, менеджер проектов и концептуальный директор. Поэтому решения здесь принимали молниеносно, что для меня было непривычно. Поэтому я много работала (в том числе и по выходным), училась, пыталась заполнить существующие пробелы, чтобы быстрее оказаться «в теме». Через месяц мне подняли зарплату, и еще раз — после испытательного срока. Я осталась работать дальше.

Компания специализировалась преимущественно на современной классике, с элементами стиля «ар-деко». В дизайнах использовались дорогостоящие современные материалы, вся мебель изготавливалась под заказ по нашим чертежам, бюджеты казались огромными. Финишный дизайн типичного дома, меблировка и интерьерные решения (даже без перепланировки помещений) составлял от 500 000 до 2 000 000 фунтов. Бюджеты на одни только аксессуары по проекту могли доходить до 100 000 фунтов.

Мне очень нравилась эта работа: общение с коллегами и заказчиками преимущественно на русском языке давало свободу выражения своих мыслей и идей. И я была полностью вовлечена в процесс, от самой первой встречи с клиентами. Разработка концепции, подготовка чертежей, связи с поставщиками, составление бюджета (сметы), презентации комплементарных произведений искусства — я проходила все этапы заказа, «от и до».

Тачдаун

Но скоро начались трудности. Изменились семейные обстоятельства, и мне нужно было получать рабочую визу, чтобы дальше я могла официально работать и оставаться в стране. Работодатели рассматривали этот вариант, но поскольку компания была маленькая, они оказались не готовы к такому развитию событий. Процедура получения визы для работника требовала серьезного отвлечения людей и финансовых затрат — порядка 8000 фунтов, включая услуги юриста. Для компании это связано еще и с бюрократическими формальностями: нужно было доказать, что за полгода они не нашли соответствующего должности человека из Англии или стран Евросоюза. К тому же, с работником требовалось заключить контракт минимум на три года, а если его увольняли – это означало автоматическую высылку из страны…

Словом, я была вынуждена уйти с этой работы и, на свой страх и риск, начать искать крупные компании, у которых лицензия на спонсорство работника из другой страны уже была. Работу со спонсорством я найти не смогла. Помимо перечисленных выше трудностей, ситуацию подкосил экономический кризис. Даже сейчас на рынке не много предложений о поиске штатных дизайнеров. Компаниям гораздо выгоднее искать людей под конкретный проект, отрабатывать его — и расставаться. А поскольку жить на что-то было нужно, я снова начала брать любые подвернувшиеся под руку проекты. Искала работу среди знакомых, друзей, даже бывших работодателей. Делала интерьерные проекты или некие их части, готовила презентации.

Так как я стала работать в бюджетном сегменте — столкнулась с высокой конкуренцией. Здесь были другие поставщики, которых я не знала, мне приходилось искать всех «с нуля». Но были и плюсы: приходили английские клиенты. Мне удалось поработать с несколькими и изучить английский стиль, который очень отличался от того, в котором работала моя предыдущая компания. Англичане обладают прекрасным вкусом, стараются сохранять традиционные элементы английского интерьера. Скажем, один из русских заказчиков настаивал в свое время на демонтаже всех каминов, в ново-приобретенной квартире. Англичане же, наоборот, стараются сохранить эти черты традиционного стиля, даже если камины давно не функционируют. Признаюсь, мне очень нравится эта черта местных жителей: они гордятся своими традициями и стараются их сберечь. Начиная с собственного дома и локального паба — до целого района, города, страны…

Рады ли нам тут?

Каждый год правительство страны ужесточает условия получения виз: и для работодателей и для приезжих работников. Все — для того, чтобы на работу брали больше англичан, это курс правительства на ограничение потока эмигрантов. И, походив на многочисленные интервью, уже имея неплохой опыт работы, я столкнулась с тем, что виза стала моим якорем: никто не хотел связываться с ее оформлением. Моя профессия не является приоритетной для страны, как, например, IT-специалист… она «второстепенная».

На сегодняшний день я продолжаю работать фрилансером, параллельно пытаюсь найти визовое спонсорство. За год случалось всякое: временами — большая занятость, временами — простой… Конечно, не хватает финансовой стабильности. Чтобы жить здесь — нужно работать постоянно. Жилье в Лондоне дорогое: в зависимости от расположения квартиры стоимость варьируется от 500 до 800 фунтов в месяц за комнату. Даже специалисты с высокими зарплатами обычно не снимают собственное жилье, пока не обзаводятся семьями. Поэтому многие приезжающие объединяются и живут на одной квартире по принципу общежития.

Но не все так плохо, у каждого эмигранта — своя история. Были ребята, которые приезжали с конкретными целями: получить образование, найти работу по специальности и остаться здесь навсегда. И у них получалось. Одна моя знакомая руководит группой архитекторов в ведущей мировой компании. Другие — получили английское гражданство и открыли свои компании. Но полно и тех, кто медленно ползет по карьерной лестнице, в поисках лучшего места и признания. В официанте из кафе легко можно распознать мечтательного фотографа. Или сценариста. Или дизайнера. И в любом уголке Лондона, в любое время, можно услышать примерно такой диалог: «Привет, ты кто?». «Я – фотограф». «А работаешь где?». «В кофешопе».

Здесь очень ценят образование. В одном из писем с отказом в работе, мне прямо сказали: если бы у тебя было английское университетское образование— мы бы еще могли подумать о спонсорстве. А на нет — и суда нет. Но и образование само по себе не дает гарантии трудоустройства: многие мои друзья, которые образование получили — шли в компании стажироваться бесплатно (это называется internship), просто, чтобы получить опыт работы. И точно так же брались за любую подработку, пока не появится что-то на горизонте. Адвокат мне однажды сказал: «Не рассматривай образование, как способ получить визу. Это – инвестиции в самого себя, а не гарантия получения «прописки», не говоря уже о гражданстве».

Чтобы получить вид на жительство ты должен проработать на рабочей визе 5 лет. Или 10 лет легально прожить в Англии. Хотя, если есть студенческая виза — считается, что она входит в эти 10 лет. Но столько выдерживают не все. История у каждого своя: многим моим знакомым не удалось продлить визу, и они вынуждены были уехать спустя 5-7 лет пребывания в стране…

Walking forward

Тут сложно выжить, это правда. Но Лондон — потрясающий город. Здесь представлены все национальности, и в большинстве своем люди толерантны друг к другу и очень открыты.  Это просто нужно видеть и чувствовать. Здесь совершенно другое ощущение общества.

Такой концентрации творческих людей я не встречала ни в одном другом городе Европы (хотя была, конечно, не во всех, и так долго нигде не жила). В Беларуси я закончила художественную школу, но это была школа правил, техник, и подражания учителям. Здесь же — твори, что хочешь. Тебя никто ни в чем не ограничивает, и поэтому здесь появляется столько художников с уникальным видением, оригинальным стилем. Здесь очень много социально неравнодушных людей, это целый пласт – и важный пласт – их жизней, они не занимаются этим для «галочки», ради поднятия имиджа или выполнения каких-то показателей. Возможно, это прозвучит банально, но Англия — страна возможностей. Она встречает гостей жестко, но предоставляет море возможностей тем, кто сможет пробиться. Надеюсь, получится и у меня.

Текст: Дмитрий Малахов

Задать вопрос эксперту

Актуальные материалы

Дом с призраком

Дом, 17 июня 2015

Husqvarna дарит подарки!

Строительство, 30 сентября 2016

Комментарии

Всего комментариев: 0
Пожалуйста, пройдите авторизацию, чтобы оставить комментарий.

Фото

Жилой дом из детского конструктора

Видео

Третье видео videopress.com