«Рисую, чтобы люди задумались». Митя Писляк — о зажатости белорусов и красоте без границ

  • 17 декабря 2016
  • 230 просмотров
  • 0 комментариев

«Декорирование. Уровень БОГ!» — 15 декабря в салоне мебели CONCETTO прошло второе занятие зимней школы МАЖОРДОМ. Как работать с пространством, чтобы оно не теряло актуальности и всегда было на острие тенденций? Об этом говорили приглашенные эксперты: представители итальянской компании San Marco, салона текстиля НатаХаус и создатели 3d-камина AnB-RIMEX. Хедлайнером выступил Митя Писляк, который в авторской манере рассказал о свежей тенденции — декоре стен при помощи наклеек и графики.

Глядя на этого простого, невысокого парня, никогда не подумаешь, что в нем уживаются упорство, отменный вкус и умение дарить красоту в особо крупных размерах. Митя Писляк — известный художник, чьи произведения украшают десятки стен Минска, а «Портрет жены с цветами и фруктами» на ул. К. Маркса уже стал туристической достопримечательностью и прославил парня на всю страну. Проведя искрометный мастер-класс в салоне мебели CONCETTO, художник охотно поделился с порталом dom-expert.by своими мыслями и планами.

1. Митя, привет. Даже если о тебе ничего не знать и зайти на твой сайт, в портфолио работ — обращаешь внимание на существенный перевес черно-белых рисунков. Почему ты избрал именно такой стиль?

Скорее это стечение обстоятельств. Я окончил Художественную академию, и умею работать в самых разных техниках, разными материалами. Но в один момент мне доверили оформить сеть магазинов, и все они находились в разных городах. Требовалось придумать простую технику, которую можно было бы повторять из раза в раз, и она сохраняла бы общие черты, была узнаваема. А, поскольку интерьеры магазинов оказались очень яркими, цветными, я выбрал черно-белый рисунок, как наиболее подходящий для работы. С тех пор он стал моим фирменным стилем.

2. Считаешь ли ты свою технику уникальной? Почему ты отдаешь предпочтение маркерам?

Нет, техника не уникальна, я сам почерпнул ее у других. Маркерами мне работать просто удобнее: это быстрее, не нужно макать кисточку в краску, таскать с собой компрессор, баллончики…. За годы работы на стройке я этим набаловался, и возвращаться к этому без особой необходимости — не хочу.

3. Дорого ли стоят материалы, которыми ты работаешь, те же маркеры?

Нет, совершенно не дорого, если сравнивать с работой (улыбается. — Прим. авт.). Одного маркера мне хватает на 1.5 квадратных метра, стоит он 10$, лак — 20$ банка. Так что по материалам это очень доступно.

4. Сайт твоей студии называется «Hi, colors!». Это тоже стечение обстоятельств или все-таки желание уйти от черно-белого и рисовать в цвете?

Еще до того, как я пришел к черно-белой графике мы с партнером планировали работать в Чехии, и зарегистрировали там компанию с этим названием. Оно закрепилось, и в дальнейшем мы просто не захотели от него отказываться. Если же говорить о какой-то философской подоплеке названия — тут можно провести параллели между цветами и людьми. Каждый человек — уникален, у каждого есть свой «цвет», и нам нравится работать с разными клиентами — узнавать их, погружаться в их суть. И воплощать то, что мы прочувствовали, в рисунке.

5. Тебя не напрягает бедность белорусской городской архитектуры? С одной стороны, расписать стену безликой панельной коробки — уже означает вдохнуть в нее жизнь. С другой — если здание красивое, может быть, на таком и творить приятнее?

Мне удобнее работать по более простым поверхностям. Во время путешествий в другие страны я заметил, что иногда приезжаешь в город и видишь настолько идеальную архитектуру, что до нее даже дотрагиваться не хочется. В Риме я просто ходил по центру, смотрел на мраморную облицовку зданий и понимал, что коснуться ее маркером или краской — это кощунство.

6. Не так давно мы проводили опрос среди читателей по выбору самого красивого и самого некрасивого здания Минска. А есть ли такие для тебя?

Таких, которые захотелось бы прямо снести — нет. Возможно, я просто к ним привык, и уже не замечаю… А из красивых — мне нравится современный дизайн. Офисное здание по улице Кирова, 8 очень мне по душе, офис ОАО «Беларуськалий» — тоже. Хотя в последнем случае со стеклами немного не доработали, по проекту они должны быть более насыщенно-красного цвета.

7. Белорусы — в целом довольно закрытые люди, где-то даже замкнутые, ты об этом не раз говорил, и в этом есть доля правды. Когда рисуешь на городских стенах — думаешь ли о том, что твой рисунок сможет их немного раскрепостить, заставить раскрыться, задуматься на минуту? Или такой миссии у тебя нет, ты просто рисуешь?

Вообще какой-то четкой миссии — нет. Но я думаю, это действительно работает так, как вы сказали. Был один случай: к нам обратилась служба ЖКХ, у них проходил какой-то конкурс среди подъездов, и они попросили нас разрисовать стену в одном из них. Все нужно было сделать быстро, даже эскиз не согласовывали. Мы пришли и начали рисовать. На следующий день выходит парнишка из квартиры, на вид — лет 15, и смотрит, как мы совершенно спокойно и не таясь разрисовываем стену… На следующий день мы приходим продолжить роспись — а он стоит и рисует что-то карандашом на той стене, которую мы уже начали заполнять. То есть — парень увидел, что мы рисуем — взял в руки карандаш и начал рисовать сам. Эффект сработал практически сразу. Вот вам прямой пример того, как это может работать. Если брать глобально — я не рисую специально, чтобы заставить людей задуматься о чем-то. Но мне бы очень хотелось, чтобы они задумывались.

8. В своем знаменитом «Портрете жены художника» на ул. Карла Маркса ты рисовал поверх проецируемого на стену рисунка. Дело было в его большом размере, или ты всегда используешь проектор для создания «кальки»?

Нет, я не всегда использую проектор, начал его применять относительно недавно. Для меня нет разницы — рисовать по картинке с проектора или от руки. Рисунки любого размера. Проектор — это просто инструмент, который ускоряет время нанесения в 2-2.5 раза. И когда можно — я его использую. Рисую-то я все равно поверх своего эскиза, не чужого. В конкретном случае стоял вопрос скорости, так как мы оплачивали аренду «люльки», поэтому закончить хотелось быстрее.

9. Где, по твоему мнению, проходит грань между «красиво» и «портит внешний вид», между уместным и неуместным в рисунке на зданиях?

Это на подсознании, если честно. Я могу посмотреть на здание, эскиз рисунка и сказать — будет ли он смотреться здесь хорошо или нет. Конечно, свое «нравится-не нравится» может высказать любой человек. И если скажу я, это будет мое субъективное мнение. Но оно же — и профессиональное, поскольку я этим живу и с большей вероятностью могу отличить удачное решение от неудачного. Наверное, это сочетание опыта, вкуса и интуиции.

10. В таком случае насколько нужно считаться с мнением других? Во Франции, если человек строит дом — он вывешивает эскиз на здании мэрии, для того, чтобы каждый житель поселения или района мог ознакомиться с проектом, и если он ему чем-то не понравится — высказать протест. У нас такая система нужна?

Да, мне такая система нравится, она более объективна. У нас же сегодня все вопросы решает десяток человек, среди которых немало людей с устаревшими взглядами, которые подмешивают в процесс согласования личное отношение к заявителю рисунка и т.д. Не они должны решать, а народ, большинство.

11. Но при этом, согласование рисунка все-таки нужно? Ведь, если совсем «отпустить вожжи» и позволить каждому рисовать где, и что ему вздумается — мы можем получить печальные последствия для облика города, ты не считаешь?

Да, как и во всем тут нужен баланс. Пускать дело на самотек — не стоит, это приведет скорее к негативным последствиям, чем к позитивным. А вот что администрация города могла бы сделать — так это определить перечень объектов, адресов, зданий, свободных для рисования, творческого самовыражения людей. Даже в случае появления какого-то негатива — его всегда можно закрасить…

12. Ты один из немногих, кто не среагировал резко на рисунок «Мальчик и девочка», говоря именно о художественной ценности объекта, вне привязки к политике. А если бы тебя попросили нарисовать что-то на стене частного дома, что может быть воспринято неоднозначно, скажем — фрагмент о дружбе лидеров двух соседних государств? Взялся бы за такое, если бы концепция рисунка не показалась бы тебе чуждой?

Если бы не показалась, если бы это оказалось совместимо с техникой, в которой я работаю, если бы договорились по стоимости с заказчиком — при условии соблюдения этих трех «если» — я бы взялся. Насчет нашумевшего рисунка я могу понять ребят, которые его наносили. Это обычный заказ, работа: им заплатили, они — приехали, нарисовали. Рисунок ничем не хуже, чем заполонивший наш город березовые рощи, или зубры… Может быть, расположен не совсем уместно, это да. Но вообще, я считаю, что искусство и политика не должны пересекаться.

13. Как ты предпочитаешь работать в случае росписи интерьеров: напрямую с заказчиком, или с дизайнером, который осуществляет авторский надзор за объектом?

Я работаю и так и так, разные ситуации бывают. При работе с дизайнером все немного проще: не нужно уговаривать, убеждать, доказывать свою состоятельность и точку зрения, к тебе уже пришли как к специалисту, зная твои возможности. С другой — из работы пропадает частичка души, она превращается в техническое исполнение. А мне в принципе нравится узнавать людей, для которых я рисую, это всегда очень живой процесс.

14. Много ли частных интерьеров ты уже разрисовал?

Много. В последнее время я делаю по 30-40 интерьеров в год.

15. Тебе больше нравится разрисовывать частные интерьеры или кафе/рестораны/офисы?

С кафе и ресторанов начиналась моя художественная карьера, и атмосфера общепита немного уже поднадоела, если честно. Поэтому если выбирать «или-или» — частный дом/квартира мне интереснее. А если глобально — мне больше нравится оформлять экстерьеры, работать снаружи зданий.

16. У тебя высокий ценник за услуги — 300 долларов за «квадрат», в среднем. При этом на рынке немало ребят с опытом работы, которые просят в 4-5 раз меньше. Ты комфортно чувствуешь себя в этом ценовом диапазоне? Можешь ли ты сказать, что твое имя превратилось в бренд, который стоит этих денег?

Да, чувствую себя нормально, и завышенной эту цену не считаю. Хотя в последний год платежеспособность клиентов сильно упала, и 85% людей, которые ко мне обращаются, отказываются именно по соображениям цены. Я долго думал, как сделать так, чтобы цена позволяла людям заказывать мои работы и была им по карману. И понял, что если речь идет об индивидуальном рисунке руками — цену снизить я не смогу, да и не хочу: это мое личное время, на рисунки я трачу его немало. Это не может стоить дешево. Поэтому сейчас я хочу выйти в бюджетный сегмент через тиражирование: печатать принты, винилы, обои с моими рисунками. Я даже готов прийти и расписаться на них, лишь бы клиент остался доволен.

17. Картинами каких художников ты вдохновляешься в творчестве?

Раньше, когда я ходил в музеи, мне нравились импрессионисты. Сейчас я вдохновляюсь более сложными с технической точки зрения, более детализированными работами, например — натюрмортами Рембрандта. Я понимаю, что так нарисовать не смогу, и эти произведения вызывают у меня уважение.

18. На твоем сайте упоминается, что каждый заказчик — это личность, со своим уникальным внутренним миром. А если человек тебе не понравился, как ты действуешь в таких ситуациях?

Если человек приходит ко мне за рисунком — это уже подкупает. Каких-то посторонних людей я просто не встречал. Иногда бывает даже, что клиент предлагает рассчитаться бартером — услуга за услугу, и если мне это нужно — я соглашусь. Мне кажется, это нормально.

19. Слышали о том, что ты мечтаешь открыть свою студию, где будешь учить людей шелкографии. Почему именно этой технике?

Шелкография мне близка. Кроме того, что мы рисуем на стенах в индивидуальном порядке, у нас есть и более простые, массовые вещи: принты, наклейки, открытки. Они могут заменить полноценную картину, выглядеть как оригинал, при этом — стоить в десятки раз меньше. Раньше мы все это делали при помощи цифровой печати, но в ней лично мне не хватало какой-то души. А шелкография — старая, несложная в освоении техника, позволяющая делать более красочные, живые работы, и легко их «размножать» в случае необходимости. Даже сегодня многие художники тиражируют свои работы именно этим способом. Так что я эту идею не оставил, хочу открыть свою студию… Думаю еще раз протестировать краудфандинговую платформу.

20. Назови свой личный критерий успешности. При каких условиях ты сможешь сказать, что полностью состоялся и достиг всего, о чем мечтал?

Сложный вопрос, глобально я об этом не задумывался. Существуют какие-то промежуточные цели, которые мне важны. Сейчас, например, во мне проснулась коммерческая жилка, я хочу, чтобы процесс приносил не только удовольствие, но и достойный заработок. Собственно, поэтому я и смотрю в сторону тиражирования брендированных рисунков.

21. Ты можешь обратиться к нашим читателям с каким-то посылом, призванием. Что ты им скажешь?

Хочу всем пожелать понять самих себя, найти дело, которое нравится, от которого вы будете получать удовольствие. И постараться сделать его еще и средством заработка.

22. Собираешься ли ты в дальнейшем оставаться в Беларуси?

Здесь мои друзья, родственники, никуда я от Беларуси не денусь (улыбается. — Прим. авт.). При этом — мне нравится жить в других странах, я набираюсь там новых впечатлений, эмоций, это обогащает меня и мою технику, идет на пользу. Поэтому если говорить в общем — мне близка концепция гражданина мира… У красоты не должно быть границ.

Текст: Дмитрий Малахов.

Задать вопрос эксперту

Актуальные материалы

Изба на новый лад

Архитектурный дизайн, 20 мая 2015

Мебельная подготовка к дачному сезону

Ландшафтный дизайн, 3 мая 2016

Кто благоустроит участок?

Ландшафтный дизайн, 7 июня 2015

Комментарии

Всего комментариев: 0
Пожалуйста, пройдите авторизацию, чтобы оставить комментарий.

Фото

Жилой дом из детского конструктора

Видео

Третье видео videopress.com