«80% моих клиентов — богатые русские». Потомок того самого Страдивари — о дизайне, клиентах и семье

  • 6 декабря 2017
  • 1823 просмотров
  • 0 комментариев

29 ноября Минск посетил Лука Страдивари — потомок знаменитого музыкального мастера. В отличие от своего предка, Лука избрал иной творческий путь — архитектуру и дизайн интерьеров, где добился немалых успехов. В рамках визита в Беларусь, вместе с белорусскими партнерами Лука представил новую линейку дизайнерских дверей, созданных специально для торговой марки DORIAN. Реализацией коллекции на территории РБ займется сеть салонов Le Porte, один из которых и стал площадкой для приема высокого гостя. После презентации линейки и рассказа о преимуществах дверей, Лука согласился уделить несколько минут для интервью порталу Dom-expert.by.

лука страдивари

— Добрый вечер. Лука, почему вы выбрали своей профессией интерьерный дизайн — ведь у вас такая «музыкальная» фамилия?

— Выбор профессии обусловлен не семейными связями, а моей страстью. Я вырос в среде искусства, музыки, но у меня всегда лежала душа к дизайну и архитектуре. Именно поэтому я выбрал эту профессию, а позже — и основал свою компанию.

— У вас есть свой любимый стиль в дизайне?

— Конечно. Это итальянская классика. Я считаю ее самым элегантным стилем, она — вне времени. Это формы 60-70-х годов, которые корнями уходят еще глубже — в 30-40-е года. Этот стиль подвержен определенным веяниям времени, но он остается актуальным на протяжении столетий.

— Во время подготовки к интервью мне на глаза попалась статья о еще одном Луке Страдивари — молодом парне, который занимается классической музыкой. Это ваш родственник? Сколько человек сегодня насчитывает семья Страдивари?

— Да, этой мой родственник, кузен. Он поэт, скрипач и композитор. Семья у нас не очень большая, если учесть всех — может быть, человек и 20 наберется (улыбается.Прим. авт.).

Лука Страдивари с братом

— Вам в работе фамилия скорее мешает или помогает?

— Это нож с двумя лезвиями (палка о двух концах). Есть преимущества, но и ответственности — гораздо больше. От человека с фамилией Страдивари всегда ждут больше, чем от остальных. Поэтому и цена ошибки — велика. Расскажу вам одну историю. Когда я 24 года назад пришел в эту профессию, на протяжении первых 5 лет семья запрещала мне использовать фамилию в названии компании. Чтобы посмотреть, как я справлюсь без поддержки известного имени.

Лука Страдивари получает премию Lifetime Achievement Award из рук Никола Пиовани (Nicola Piovani)

— Есть такой советский фильм — «Визит к минотавру». Одним из его ключевых персонажей был ваш знаменитый предок — Антонио Страдивари. По сюжету считалось, что мастер добавлял в лак для скрипок некий секретный компонент, который и заставлял звучать их столь великолепно. Скажите, есть ли какой-то секретный компонент, который вы добавляете в свои работы, в свои интерьеры?

Наш секретный компонент, как я это вижу — сотрудничество с Давидом Бодино, компания — наше совместное детище. Один дополняет другого. Один исправляет ошибки другого. Каждый хорош в своем деле. И только вместе у нас получается создать продукт, который обладает теми характеристиками, к которым мы стремились. Принадлежащий итальянской культуре. Элегантный. Актуальный. Пользующийся спросом. Отточенный в деталях.

— Насколько мне известно, у вашей компании несколько офисов в разных городах и странах. Для чего? Это некий элемент престижа, или может быть, вы стремитесь нести свое видение дизайна и архитектуры по всему миру?

— На самом деле — ни то, ни другое. У каждого офиса — свое назначение. Когда у тебя крупная компания с массой подчиненных, ты не станешь снимать офис лишь для того, чтобы заниматься маркетингом. Ты его открываешь, когда появляется конкретная потребность. Главный наш офис — в Италии, там разрабатывается архитектура и дизайн: от домов до мебели под заказ. На Лазурном побережье стоит архитектурный бутик «Мезон Страдивари», его цель — сопровождать клиентов в выборе материалов. Офис в Праге занимается только промышленным дизайном, так удобнее обрабатывать запросы на итальянский дизайн со стороны компаний, находящихся в центре Европы. В Москве — небольшой офис всего на два человека. Но он тоже выполняет свою функцию — служит для оперативной связи с русскими клиентами. Для нас это важно, поскольку 80% наших заказчиков — богатые русские.

— Вы работаете преимущественно в люксовом секторе дизайна, с V.I.P.-клиентами. Что особенного в работе с такими людьми, есть ли своя специфика?

— Разумеется. Эти люди отличаются требовательностью. Потребности такого клиента исходят не из бюджета, а из его желаний и фантазий. Которые должны быть в любом случае удовлетворены. Поэтому с богатыми клиентами работать сложнее, в частности — с богатыми русскими. С заказчиками, у которых есть определенный бюджет — проще. Они говорят: «У меня есть 200 000$, что вы мне можете предложить за эти деньги?». У богатых людей запросы иные: «Что вы мне можете предложить для моего дома?». И потом, слыша фамилию Страдивари, у людей сразу возникают завышенные ожидания. Поэтому те, кто к нам приходит, как правило, ищут априори идеальный сервис.

При этом — мы работаем не со всеми, и деньги здесь не играют решающей роли. Мы выбираем клиентов, чтобы следовать вместе с ними от начала и до конца, это огромная работа.

— Читал, что иногда вы работаете по концепции «дом-сюрприз»: владелец до последнего момента не подозревает, что вы ему готовите, а в момент знакомства с домом — открывает его для себя «с нуля», каждую комнату и каждый элемент интерьера. Вы действительно практикуете такой подход?

— Не знаю, где вы это прочитали, но возможно, мои слова были истолкованы неверно. У нас есть другая традиция: каждому клиенту мы готовим небольшой сюрприз-комплимент, о котором он действительно не знает до последнего момента. Как правило, это некий элемент интерьера или меблировки, например — обеденный стол по индивидуальному дизайну. До сих пор мы угадывали — никто наши подарки пока не выкинул (смеется. — Прим. авт.).

— То есть — ваши клиенты всегда предпочитают быть в курсе того, что происходит в строящемся доме?

— Конечно. Более того: они хотят быть в курсе каждой мелочи, каждой детали, вплоть до пепельницы на столе. Любой выбор согласовывается до мельчайших нюансов, если не с клиентом — то с его доверенным представителем.

— Назовите три вещи, которые, по вашему мнению, обязательно должны присутствовать в современном доме?

— Исключая базовое необходимое, вроде кухни? Что ж, такие вещи действительно есть. Первое — это «нейтральная» комната, в которой не должно быть никаких электроприборов. Вообще никаких. Это своего рода «комната тишины» — для расслабления, медитации, отдыха. Яркая, хорошо освещенная, где владелец будет чувствовать себя спокойно и умиротворенно. Второе — книги. Неважно какие, неважно о чем, просто — книги. Сегодня мы уже начинаем забывать, что это такое, а делать этого нельзя. И третья — естественно, музыкальный инструмент, любой.

Лука страдивари

C Ярославом Свяцким (Jaroslav Svěcený) — чешским срипачом-виртуозом. На фото слева Ярослав играет на скрипке работы Страдивари

— В прошлом вы профессионально занимались гонками. Эта страсть уже в прошлом?

— Да, абсолютно. Это было в прошлой жизни.

— В таком случае, что пришло ей на смену? Чем вы сегодня «горите»?

— Тут все просто: это две мои дочки. Они для меня сейчас на первом месте.

— Раз уж заговорили о дочках: кем бы вы хотели их видеть, в какой профессии?

— Неважно, самое главное, чтобы они были счастливы. Они обязательно должны заниматься тем, что будет делать их счастливыми каждый день. Посудите: треть жизни мы спим, треть жизни — работаем, и если заниматься не тем, что тебе по сердцу — то зачем этим заниматься вообще? Зачем тратить на это занятие драгоценное время?

— Как вы отнесетесь к тому, если ваши дочери в своей профессиональной деятельности вообще не будут использовать фамилию Страдивари?

— Я буду счастлив, потому что на самом деле это — большая ответственность, тут больше минусов, чем плюсов.

— Как вам в Беларуси?

— Мне у вас все нравится, я тут уже не первый раз, но, к сожалению, я провожу тут очень мало времени. Поэтому и видел мало, вряд ли я могу дать какую-то обоснованную оценку.

— Первое мнение зачастую бывает и самым верным. На ваш взгляд — чего не хватает белорусам (гражданам или в масштабах всей страны), чтобы у нас наступила та самая dolce vita?

— Я вижу в этой стране хороший потенциал, и вижу, что в последние годы Беларусь получила большое развитие по сравнению с другими странами постсоветского пространства. При этом я не вижу предпосылок для того, чтобы Беларусь пришла к теперешнему положению Италии, или Франции — просто потому, что у каждой страны свой путь. Если не вдаваться в детали, я заметил в вашей стране большой социально-экономический разрыв: есть категория людей, которые зарабатывают 300$, есть — 3000$. Это очень значительный разрыв. Если мы говорим о понятии dolce vita, оно подразумевает определенный уровень сервиса и услуг, определенный уровень жизни, которые доступны населению. Вот когда этот разрыв сократится, когда уровень доступности станет достижимым для большей части населения — тогда все у вас будет в порядке. Скорее всего, это станет достижимым в результате естественных процессов, скажем, реформ в налоговой и экономической сферах. Но я верю, что в итоге вы к этому придете. Это неизбежно.

Беседовал: Дмитрий Малахов

Фото для статьи предоставлены Лука Страдивари и сетью салонов Le Porte

Задать вопрос эксперту

Комментарии

Всего комментариев: 0
Пожалуйста, пройдите авторизацию, чтобы оставить комментарий.

Фото

Жилой дом из детского конструктора

Видео

Третье видео videopress.com