Девушка с мужским дизайном. Мария Бриш — о сильных клиентах, дрянных проектах и пользе шуроповерта

  • 15 февраля 2017
  • 8318 просмотров
  • 0 комментариев

Как и многие дизайнеры, Мария попала в профессию не случайно, но «сквозь тернии»: долгое время тяга к художественному искусству боролась в ней с интересом к строительству. В итоге победил художник, и вот уже без малого 10 лет девушка создает для своих клиентов изысканные интерьеры. Ее коллеги отмечают: несмотря на отсутствие предпочтений при выборе заказчиков, Марии удается угождать мужчинам. Мы постарались разобраться в причинах такой совместимости, и заодно — показать нашим читателям одну из последних работ дизайнера, созданную для представителя сильного пола.

— Мария, здравствуйте. Расскажите, как вы очутились в рядах дизайнеров?

— Дорога в дизайн у меня была «классической». В детстве любила рисовать, поэтому поступила в гимназию-колледж искусств. Где успешно и рисовала до 9-го класса. Примерно в это время проснулся интерес к технике и инженерному делу. Родители как раз строили дом, и мне нравилось приезжать на стройку, задавать строителям совсем не девчачьи вопросы. А когда до шуруповерта добралась — у меня его еле отобрали… Словом, тема строительства меня захватила и я решила поступить в архитектурно-строительный колледж.

Колледж я тоже окончила. А вот дальше произошла «развилка»: родители предложили мне идти в БНТУ на архитектуру, но… я послушала себя. И свою преподавательницу из колледжа. Однажды, где-то на 4-м курсе, она внимательно посмотрела на меня и сказала: «Не будешь ты архитектором. Ты будешь дизайнером». Это соответствовало и моим внутренним позывам — к тому времени я стала получать удовольствие от процесса преображения уже готового пространства, нежели от создания такового «с нуля».

Однако, сразу после колледжа я решила никуда не поступать. Мне было 19 лет, возраст «терпел», а мне — нужна была практика. В течение года работала то в одной компании, то в другой, набиралась опыта. А когда год прошел, я приняла важное решение: продолжить учебу, но и работу — не бросать. Выбор сделала быстро: учить «сопроматы» мне не хотелось, поэтому я поступила в педуниверситет на художественный факультет, заочное отделение. На тот момент это было единственным местом, где можно было учиться и работать одновременно.

Маленькая уютная (однокомнатная) квартира для сдачи в одном из спальных районов Минска

— Мне повезло попасть в творческую мастерскую, к мэтру белорусского дизайна Елене Матросовой. Вот ЭТО и была моя настоящая школа. К Елене Николаевне я пришла в неполные 20 лет, и что-то она во мне разглядела, взяла к себе. Я днями могла смотреть, как она работает! Это была реальная практика, реальный опыт, полезные советы. Контраст с предшествующей учебой был ошеломительным! В ВУЗе — почти сплошная теория, причем не очень свежая. Там мало преподавателей, которые могут привести студентов на реальную стройку и показать что там к чему «на натуре». А у Елены Николаевны такая возможность была, ведь весь дизайн, всю внутреннюю отделку там приходилось выстраивать «с нуля». Я у нее проработала около 4 лет. И только когда достигла определенного уровня в развитии — ушла на «свои хлеба».

— А не было меркантильных мыслей, о том, что в архитектуре можно больше заработать?

— Архитектура меня вообще интересовала в конкретный период: когда я поступала в архитектурно-строительный колледж. Но когда тебе 15 лет — о деньгах особо не задумываешься. Скорее посещали мысли о возвышенном: что я смогу построить, что смогу подарить людям, обществу. Но затем я начала учиться, и меня (как и всех «мечтателей») жестоко «приземлили»: рассказали, что вот так нельзя делать, так нельзя… Понятно, что все привязано к законам физики, сопромату, безопасности, в конце концов. Но полет мысли это здорово ограничивает. Зато и новое узнала, не без этого. Особенно на реконструкции рассказывали много полезного: о том, когда нельзя трогать несущие конструкции, а когда — можно, и как.

— А самой доводилось вмешиваться в несущие конструкции?

— Пару раз. Но это — скорее исключение из правил. Вмешательство в несущие конструкции возможно только под присмотром специалиста! И все должно быть согласовано, каждый шаг. Нельзя просто вырезать кусок несущей стены в доме и спать спокойно дальше… Хотя у нас таких «рисковых» в стране — немало. Один думает: «Ай, ну вынесу кусок стены — ничего не произойдет». А над ним сосед думает то же самое. И под ним — тоже. Вот и получаются «дырявые» дома. К тому же эти переделки приводят к существенному увеличению теплопотерь, что в итоге отражается на «жировках» всех жильцов многоквартирного дома. Словом, я бы рекомендовала прибегать к такого рода вмешательствам в крайних случаях, и то — если это допустимо.

— Раз уж коснулись практики — расскажите о ключевых этапах в вашей работе.

— Во-первых, то, что я в принципе попала в мастерскую к Елене Матросовой. Столько пользы мне не дали все учебные заведения вместе взятые. Именно там я набралась практического опыта, который мне в последующем пригодился. Во-вторых, общение с опытными строителями и прорабами, которые на наглядных примерах объясняли те или иные конструктивные узлы. Ну, и, конечно, постоянное стремление узнавать что-то новое, учиться, развиваться. Вряд ли это можно назвать «этапом», скорее — личное качество и… профессиональная необходимость. Останавливаться в развитии нельзя — ни в дизайне, ни в любой другой профессии.

— А часто вообще приходится вмешиваться в планировку, коммуникации?

— Постоянно, к сожалению. Сегодняшние проектировщики квартир грешат откровенно плохими планировками. Их задача — продать больше квадратных метров, поэтому эргономика пространства часто ставится на второе место. Иногда смотришь эти проекты, а у них на вент-каналах «висят» унитазы… В такие моменты очень хочется спросить: «А кто это пропустил?». После перепланировки можно совершенно по-другому организовать пространство. И в этом — тоже задача дизайнера. Увидеть потенциал жилого пространства, переосмыслить его, и показать лучшие варианты заказчику. Тоже, кстати, не всегда легкое дело…

— Давайте поговорим о заказчиках. Правда, что вам легко удается найти общий язык с заказчиками-мужчинами? И если да — то каким образом?

— Во-первых, я не специализируюсь исключительно на «мужских дизайнах». Да, у меня есть такие работы, и клиенты остались довольны результатом. Но и женщин среди моих клиентов не меньше.

Во-вторых, очень важно понять психологию мужчины. Представители сильного пола — более «закрытые», у них есть некая «оболочка», они не хотят раскрываться. И часто у мужчины уже есть какое-то представление о том, чего он хочет. Но случается так, что это мнение — не совсем верное. Убедить заказчика в том, что он не прав (например, с точки зрения эргономики помещения), что на самом деле ему нужно другое — нетривиальная задача. Но мне как-то удается… Иногда для этого достаточно произвести впечатление опытного практика. Мне интересно пробовать какие-то работы своими руками, я многое умею делать, нередко сама беру шуруповерт в руки и что-то подкручиваю прямо в процессе инсталляции в интерьер. Мужчины этому удивляются, но и относятся с уважением.

В-третьих, иногда помогает вдохновение. Однажды у меня был заказчик, у которого не было времени заниматься всеми строительными процессами, вникать в нюансы отделки, дизайна. Он сказал: должен быть один руководитель в квартире! И делегировал полномочия мне. Но планировку мы согласовывали очень долго, перебирали варианты, крутили и так, и сяк… А в один вечер на меня снизошло озарение, я села, нарисовала планировку за 15 минут, отправила ему, и он сказал «Да, так». Это был первый случай инсайта, и я его запомнила. В дальнейшем это происходило с определенной регулярностью.

Разработка концепта кухни для конкурса проводимого всемирно известного производителя LUBE

— С женщинами все иначе. Их чаще приходится убеждать на практике: рисовать вместе с ними планировку, ходить по квартире, показывать, где и что будет располагаться, вплоть до того, что приходится рисовать на полу перегородки будущих комнат. Но и с женщинами удается найти общий язык. За почти 10 лет практики у меня не было ни одного случая, чтобы я не дала клиенту то, за чем он ко мне обратился.

Глобально — мне интересна сама задача. Пол, возраст, уровень достатка заказчика — значения не имеют. Мне ставят задачу, и самый кайф для меня — решить ее. Именно в этот «конфетно-цветочный» период работы с клиентом, происходит самое интересное. Это время поиска решений: выделяются эндорфины, тебе хочется гореть, работать по 26 часов в сутки (иногда так и получается, кстати). А когда задача решена — дальнейший процесс превращается в работу, в исполнение задуманного. Но этих «крыльев», полученных в момент решения задачи — хватает, чтобы «парить» до самой сдачи объекта.

— А в чем вообще выражается «мужской дизайн»? Какие у него характерные черты?

— Нет такого понятия, но есть определенные тенденции. В целом, это более лаконичные формы, меньше декора и «украшательств» в элементах, больше практичности и функциональности. Очень редко мужчины предпочитают классику, но даже если это классика — она будет адаптирована под современность. Если на стене будет висеть картина в классическом толстом багете с позолотой — рядом непременно окажется какой-то угловатый, плоский, современный диван.

— Эти стилистические сочетания — «дух времени», или проявление особенностей белорусского менталитета?

— И то, и другое. Сегодня многие наши соотечественники выезжают за границу, смотрят на жизнь в Европе — и их мировоззрение постепенно меняется. У нас до сих пор почему-то принято иметь дорогую машину, а в жилье — вкладываться по «остаточному» принципу. Именно поэтому у владельца роскошного автомобиля в квартире может быть совдеповский дизайн, бабушкины ковры на стенах и т.д. Хотя квартира — это место, где ты просыпаешься, заряжаешься энергией на весь рабочий день, и куда ты приходишь отдохнуть в конце этого дня. А машина — всего лишь средство доставки из точки «А» в точку «Б». Не все это понимают, не всем это близко. Конечно, дорогая прострочка в салоне «Мерседеса» — это приятно, стильно, и т.д. Конечно, нужно стремиться окружать себя красивыми вещами. Но перебарщивать не стоит. Квартира, частный дом — играют первостепенную роль в жизни.

 

Интерьер автосалона

— Давайте попробуем обрисовать прагматичную сторону дизайна: зачем он нужен простым людям? И зачем им нужен дизайнер?

— Тут я вряд ли чем-то удивлю, эти причины лежат на поверхности. Дизайнер нужен:

  • Для того, кто сам не знает, чего хочет. Или знает, но сомневается. Или не сомневается, но понятия не имеет, как воплотить все это в жизнь.
  • В случаях, когда ремонтом заведуют оба супруга. Это, без преувеличения, функция сохранения семьи: ремонт квартиры часто становится яблоком раздора и даже приводит к разводу. А дизайнер — громоотвод.
  • Для экономии времени. Заказчик может потратить свое время более эффективно и приятно: на хобби, семью, здоровье или зарабатывание денег. Ему не нужно бегать за каждым строителем и следить, правильно ли тот повесил выключатель.
  • Для фильтрации. Дизайнер помогает сделать выбор среди огромного разнообразия товаров, указывает на совместимость одного с другим.
  • Для делегирования полномочий. Клиент доверяет дизайнеру контролировать весь процесс, избавляя себя от волнений.

— А как заслужить доверие заказчика?

— Тут все очень индивидуально, хотя общие моменты можно выделить. При первой встрече с клиентом доверие минимальное — тебя выбрали из десятков других дизайнеров. Рынок «прибил планку», цены сейчас у всех более-менее одинаковые, поэтому тебя действительно выбрали из многих. Это — некий кредит доверия, который нужно «погасить», и чем скорее — тем лучше. А дальше нужно просто понять клиента и дать ему то, чего он ждет. Ну, и конечно — вести себя профессионально. Если дизайнер приходит на объект и начинает теряться в каких-то базовых технических моментах — это настораживает, кредит доверия уменьшается.

— Помимо практического опыта и знания своей работы, ее этапов — какие показатели качества работы дизайнера вы можете выделить?

Многие начинающие дизайнеры зачастую имеют только визуализации своих проектов, пускай и максимально приближенные к реальности. Но визуализации — не показатель. Это красивая картинка, которую может нарисовать любой студент со вкусом, умеющий работать в редакторе и «подсматривать» те или иные решения на западных сайтах. Но воплотить вот это все в жизнь…. Дизайнера нужно оценивать по уже выполненным проектам, реализованным до последней картины на стене. И, разумеется, слушать свое сердце…

— Спасибо, Мария. А теперь — можно узнать подробности о вашем последнем объекте?

Конечно.

Объект: 3-х комнатная квартира в Минске с 2-мя санузлами, 2-мя балконами и отдельной кухней. Собственник — мужчина.

Что было сделано по проекту:

— Удалены перегородки между кухней и гостиной, за счет чего получилось одно помещение с зоной готовки и столом-островом по центру.

— Переделана зона коридора: перенесены стенки, за счет чего — увеличена площадь санузла (добавлена душевая);

— Перенесены стенки и двери, изменена геометрия хозяйской и гостевых комнат.

— В прихожей: большая дверь справа от входа играет роль зеркала, и одновременно — прикрывает счетчик отопления, который физически нельзя было перенести. С обратной стороны — шкаф-купе. Прямо – дверь в гостевую комнату. Налево — гостиная с кухней-столовой.

— Гостевая зона встречает большим стеллажом. Человек много путешествует, в том числе — по восточным странам, ему часто дарят (а иногда и сам покупает) какие-то статуэтки. Стеллаж — как раз под эти цели.

— Благодаря строгим и элегантным формам стол органично вписался в интерьер. А люстры в зоне над столом буквально сплетены из металлических прутьев. Из-за отсутствия дополнительного рассеивающего абажура свет преломляется, образуя необычный геометрический узор на потолке.

— Столешница шпонированая, с сотовым заполнением, толщиной 12 см. Прочная — спокойно выдержит весь стоящего человека. Она не двигается, не разбирается. За столом с комфортом могут разместиться 6 человек.

— Одним из ключевых элементов в зоне гостиной стало кресло. Его разработали американские дизайнеры Чарльз и Рэй Эймс в 1956 г. Это кресло по праву носит звание одного из самых легендарных.

— В гостевом санузле оригинальная мозаика покрывает лишь две стены. Мозаика представляющей собой «сэндвич» из керамики, покрытой металлом. Поэтому плитка имеет такой интересный блеск.

— Этот санузел стал исключительно хозяйским, доступ осуществляется из спальни;

— Балкон из хозяйской спальни оборудован по принципу «террасы», на которой будет приятно посидеть и выпить чашку кофе.

— В «хозяйской» спальне спокойный интерьер оттеняется оригинальным столиком-подставкой.

— в гостевой комнате – кресло известного скандинавского дизайна «Papa Bear».


— В гостиной создан open space с «островом» и кухонной зоной;

Текст: Дмитрий Малахов

Фото предоставлены Марией Бриш, фотограф: Алексей Наумчик

Задать вопрос эксперту

Комментарии

Всего комментариев: 0
Пожалуйста, пройдите авторизацию, чтобы оставить комментарий.

Фото

Жилой дом из детского конструктора

Видео

Третье видео videopress.com