«Белорусы — люди «рукастые»…», − Татьяна Лапаник о «кризисных» тенденциях в дизайне

  • 24 сентября 2016
  • 155 просмотров
  • 0 комментариев

C приходом холодов стройки «замирают». Те, кто успел утеплить дом и провести отопление — переходят к внутренней отделке помещений, а те, у кого все отделочные работы закончены — начинают обустраивать интерьер… Именно в интерьерах проявляется характер хозяев дома, именно здесь встречаются самые оригинальные решения, совмещение несовместимых стилей. Dom-expert.by начинает цикл статей, в которых опытные дизайнеры будут делиться секретами своего ремесла, рассказывать об актуальных тенденциях и демонстрировать наиболее удачные примеры из практики. Наш первый собеседник — столичный дизайнер Татьяна Лапаник.

Татьяна в дизайне уже 9 лет. В 2007-м она закончила университет по специальности «дизайнер интерьера», некоторое время практиковалась в дизайн-студии, работала в строительной компании и даже преподавала в дизайн-школе «Стахис». Но в итоге выбрала путь индивидуального предпринимательства, как наиболее отвечающий ее устремлениям. Сейчас за плечами этой хрупкой девушки — более сотни визуализированных проектов и два десятка дизайнов, воплощенных в реальность. А главное — богатый опыт работы с клиентами, которым она согласилась поделиться с читателями Dom-expert.by.

— Татьяна, добрый день. Расскажите немного о своей работе. Есть ли у вас какая-то специализация?

— Узкой специализации — нет. Есть особенности. Например, я всегда курирую свои проекты, осуществляю авторский надзор, и это — главное условие. Для клиентов это тоже выгодно: надзор входит в стоимость моих услуг, они не доплачивают за него отдельно. Надзор гарантирует качество исполнения дизайна в полном соответствии с проектом, и я рекомендую всем заказчикам работать по этой схеме. Те, кто заканчивают сотрудничество с дизайнером на стадии разработки проекта, могут в дальнейшем столкнуться с проблемами: исполнители нередко допускают ошибки, исправление которых обходится затем в круглую сумму, а иногда — и вовсе невозможно. Там, где дизайнер нашел бы изящный выход из ситуации, строители предпочитают идти напролом или действовать по схеме «и так сойдет». Авторский надзор помогает избежать этих проблем.

— В каком стиле вы предпочитаете работать?

— Для меня нет ограничений по стилям. Но есть направления, в которых я разбираюсь лучше: фьюжн, классика, этника, смешение стилей. Чуть меньше опыта у меня в работе с минимализмом, лофтами, скандинавским стилем.

— С какими клиентами предпочитаете работать? Важна ли их принадлежность к определенному классу общества, состоятельность и т.д.?

— Я готова работать с любым клиентом, которого устраивают расценки на мои услуги. Готова работать с любым, но работаю — не с каждым. Для меня важен момент первой встречи и знакомства: именно при живом контакте понимаешь — удастся вам сработаться с заказчиком, или нет. Ведь это долгосрочные отношения, иногда продолжающиеся годами. От того, насколько хорошим будет взаимопонимание с клиентом — зависит и легкость этих отношений, и конечный результат.

Иногда чтобы полностью понять, прочувствовать клиента, требуется несколько встреч. Но они все равно необходимы: нет ничего хуже, чем после месяцев попыток, споров и препираний, все равно разойтись, выкинув в мусорное ведро сотни часов потраченного времени. Такие случаи редки в практике дизайнера, но они случаются.

— Расскажите подробнее, как происходит взаимодействие с клиентом, как вы определяете и называете цену?

— Цену своих услуг я обычно озвучиваю сразу, зачастую — еще на этапе телефонного разговора: 20-35$ за квадратный метр площади (для объектов общественного пользования цена формируется за весь объем работ, а не по «квадратам»). Устраивает — за звонком следует встреча и осмотр объекта: комнаты, квартиры или частного дома. При встрече клиент указывает свои пожелания к дизайну. Здесь уже становится понятен ориентировочный бюджет, поскольку классика стоит одних денег, минимализм — других, и т.д. Иногда клиенты сами говорят: «Хочу проще и бюджетнее», или, наоборот: «Тут должны быть только качественные материалы». Но к стоимости проекта я не имею прямого отношения: не считаю смету, не ищу материалы подешевле и т.д.

После первой встречи я бесплатно делаю в  редакторе один дизайн, одну визуализацию помещения — и показываю клиенту. Если до этого еще были какие-то сомнения, то на моменте реакции на предложенный вариант становится понятно: сработаемся мы или нет. Этот момент очень важен: ведь на время сотрудничества дизайнер становится практически новым членом семьи заказчика, проводит с ним много времени, и даже способен влиять его на эмоциональное состояние. Поэтому если контакта нет — лучше даже не начинать.


— А что вы делаете, если случаются внештатные ситуации? Скажем, не смогли найти в продаже изначально запланированный предмет интерьера?

— На то я и дизайнер, чтобы подходить к проблемам креативно. Если упомянутая ситуация случается — всегда можно найти другое решение, порою даже более удачное. Причем — найти у нас: белорусы — люди «рукастые», и много чего умеют делать сами. Есть у нас специалисты и по бетонным изделиям, и по дереву, и самые настоящие кузнецы. Словом — заменить всегда найдется чем, неразрешимых ситуаций не бывает. Разумеется, все изменения согласовываю с заказчиком.

— Сейчас кризис. С одной стороны — у людей стало меньше свободных денег, с другой — возросла конкуренция между исполнителями. Как изменилось поведение клиентов в кризисное время? Изменились ли их требования к дизайну и дизайнерам?

— Да, изменения есть. Допустим, раньше просили разработать полный проект — 3D-визуализацию, чертежи, сопровождение на всю квартиру или дом. Сейчас — чаще стали заказывать часть квартиры или одно помещение, или же — брать только 3D-визуализацию, без чертежей и сопровождения.

Второй «кризисный» аспект: клиенты все чаще обустраивают квартиры поэтапно. Сейчас у них есть деньги только на дизайн — и они заказывают проект. Затем подкопят — и сделают черновые работы в квартире. Возьмут паузу, заработают еще денег — и начнут обустраивать интерьер, закупать материалы, мебель, и т.д. Все это они делают с выбранным дизайнером, но растягивается это на годы.

Третье: возросла тяга клиентов к самостоятельным закупкам. Сейчас границы открыты как никогда, поэтому многие покупают какие-то вещи за рубежом: в Польше, Литве, России, Турции. Даже ездят сами, особенно — если экономия получается существенной (зачастую так и выходит). Ну, и не стоит забывать про интернет: какие-то штучные вещи можно заказать и получить по почте.

Тут, кстати, всплывает еще один момент работы с клиентом: если они выезжают на закупки — мне часто приходится ехать с ними, в командировку. Или, как минимум, быть на связи во время их поездки — решать какие-то вопросы «по фотографиям» через Skype, Viber или соцсети. Чтобы помочь выбрать ту же люстру или ткани, чтоб люди не купили «не то», и не потеряли деньги.

— Часто работаете с несколькими клиентами?

— Всегда. Сейчас у меня 8 клиентов с разной степенью готовности дизайна, плюс – 3 технических проекта по визуализации. Но так работаю я. Некоторые коллеги с примерно аналогичным опытом берут по 50 у.е. за квадратный метр. Это личное дело каждого дизайнера: брать больше работы, но за меньшие деньги, или — меньше, но за большие. Или просидеть полгода вообще без заказов, а потом сразу вытащить «крупную рыбу», которая обеспечит загрузку на  месяцы вперед.

— Какие ошибки совершают люди, которые к вам обращаются?

— Первая и самая распространенная ошибка заказчиков: они пропускают стадию личной встречи и первичного общения. Т.е. у людей потребительский подход: обзвонили, цену узнали, проект скинули – визуализацию глянули, и сразу подписывать договор. А то и деньги платить — бывало и такое.

Второе: многие думают, что дизайнер будет рисовать им варианты до тех пор, пока какой-то не приглянется. Сегодня так почти никто не работает, за редким исключением. Поэтому нужно четко оговаривать количество вариантов визуализаций, которые будут предоставлены заказчику. Чаще всего дело ограничивается 2-3 вариантами, каждый следующий рисуют уже за доплату. Я рисую, пока не понравится.

Третье: обсуждать кто кому чего должен «на берегу». Сейчас это встречается реже, но раньше заказчики действительно полагали, что дизайнер должен брать на себя еще и функции прораба: ходить за рабочими и смотреть, насколько ровно те кладут плитку. Нет, не должен. К сметам классические дизайнеры интерьеров также не имеют прямого отношения.

— Но если вы не контролируете рабочих, то что входит в ваш авторский надзор?

— У дизайнеров интерьеров нет четко унифицированных обозначений, поэтому рабочим иногда непонятно, как читать чертежи, что и как размещается в помещении, куда подводятся коммуникации. В случае авторского надзора, моя задача — объяснить им это, дать необходимые консультации, если понадобится — подъехать и показать.

Второе: я сопровождаю заказчиков (или их доверенных лиц, прорабов) при выборе материалов, светильников, мебели, фурнитуры для нее и т.д. То есть – если заказываем индивидуальные шторы, то я работаю с дизайнером по шторам. Если современную мебель в кухню — я работаю с фирмой-исполнителем, слежу, чтобы была использована фурнитура должного качества, соблюдены все размеры, зазоры и т.д. Вот в этом и состоит надзор.

— Каково стандартное время разработки дизайна?

— Тут все очень индивидуально и зависит, в первую очередь, от взаимопонимания с заказчиком: чем оно выше — тем скорее верстается проект. В среднем, интерьер на 100 кв. метров можно закончить за месяц-полтора. Сюда входит 3D-визуализация и чертежи «под ключ».

— Сейчас ведь многие привыкли делать все сами, по журналам и интернету. А для чего вообще люди обращаются к дизайнерам?

— Во-первых, из-за огромного количества информации вокруг. Для многих является проблемой просто утрясти все это изобилие вариантов в голове, чтоб хотя бы понять, что им нравится. Не говоря уже о том, чтобы все структурировать, как это сделает опытный дизайнер. Скажем, если у человека комната 40 м. кв. — там есть определенные эргономические нормы, требования к освещению и т.д. Обычный человек этого не знает или не понимает, а дизайнер — видит сразу. То есть, если говорить грубо, мои клиенты — это люди, покупающие себе больше свободного времени за деньги, покупающие опыт дизайнера, которого не имеют сами.

Второй аспект, о котором мало кто задумывается — делегирование ответственности. Начав работать с дизайнером, заказчик передает ему право принятия решений и тем самым облегчает себе жизнь. А ведь часто бывает, особенно — между мужем и женой, что они не могут прийти к единому мнению, ссорятся… В таких ситуациях дизайнер выступает «громоотводом» и третейским судьей: все спорные вопросы берет на себя.

— Население планеты быстро растет, города уплотняются, особенно — в густонаселенных странах. В связи с этим растет число многофункциональных решений для малых жилых пространств. Складная кровать, трансформирующаяся в письменный стол; пуфик, превращающийся в столик и несколько стульев, и т.д. Насколько такие вещи пользуются спросом у белорусов?

— Спроса особого не наблюдала. Если у белоруса маленькая квартира, в большинстве случаев это означает, что у него и на дизайн бюджет небольшой. А упомянутая мебель, во-первых, ввозится из Европы и Америки, во-вторых, делается из качественных комплектующих и фурнитуры — дабы пережить многочисленные «складывания». Это сказывается на итоговой стоимости решений.

К тому же, сейчас кризис, цены на жилье упали, и если у людей появляются лишние деньги — многие предпочитают разменяться на жилплощадь крупнее, чем вкладываться в хороший дизайн или ремонт.

— Сегодня все чаще выбирают минималистичный дизайн: прямые линии и углы, простые формы, минимум декора. Будет ли набирать вес эта тенденция, и откуда такая тяга к упрощению?

— Мир изменился. Тотальная компьютеризация, множество гаджетов, масса информации. Разобраться во всем этом изобилии непросто, вот люди и тянутся подсознательно к тому, что проще. Другой аспект: желание свободы. Иные страны доступны как никогда: любой студент при желании может уехать на полгода в Европу или еще дальше. Никто не хочет иметь границ, и это — тоже тренд. Минимализм в полной мере отвечает этому тренду.

Классический интерьер очень ограничен: у каждой вещи есть свое предназначение, своя история.  Минимализм же ни к чему не привязывает: он не свидетельствует о вашем статусе, он безотносителен к региону проживания, он мобилен. И он избавляет от возраста: никогда точно не скажешь, сколько лет хозяину дома с таким интерьером. Соответственно — этот дизайн и медленнее стареет… Поэтому в Беларуси такая тенденция востребована.

— Какие еще тенденции, на ваш взгляд, будут превалировать в Беларуси в ближайшее время?

— Делать прогнозы на экономически нестабильном рынке — занятие неблагодарное. К тому же темп жизни постоянно увеличивается, люди все больше социализируются, и какой-то тренд может «выстрелить» буквально за несколько месяцев. Поэтому я лучше скажу, чего хотелось бы мне, как дизайнеру. Я бы хотела, чтобы в интерьерах больше проявлялся характер людей. Чтоб они не бездумно следовали модному тренду, а смешивали его с частичкой своей натуры или образа жизни. Увлекаетесь оригами — не стесняйтесь внести такой элемент в оформление комнаты! Вот вы — журналист? Есть великолепные варианты оформления стен газетами «под лак», а если еще и старую печатную машинку добавить — можно получить аутентичное и атмосферное окружение. Вот такой подход — приятен любому дизайнеру. Увы, сегодня это встречается нечасто…

Текст: Дмитрий Малахов

Задать вопрос эксперту

Комментарии

Всего комментариев: 0
Пожалуйста, пройдите авторизацию, чтобы оставить комментарий.

Фото

Жилой дом из детского конструктора

Видео

Третье видео videopress.com