Архитектор Андрей Зайцев: «Загородный дом — внутренний мир хозяина в контексте окружающей среды»

  • 26 мая 2017
  • 3361 просмотров
  • 0 комментариев

Главный критерий в выборе земельного участка для строительства дома – это место, уверен белорусский архитектор Андрей Зайцев. Его собственный выбор пал на участок земли на границе открытого природного ландшафта, где привычный для современных людей стандартный набор коммуникаций – газ, электричество и канализация – играл не первостепенное значение. Но хозяин территории рассуждал так: если место нравится, все остальное — лишь технические вопросы.

Андрей зайцев

Андрей зайцев

Архитектор

Андрей Зайцев – белорусский архитектор, в профессии более 15 лет. Начал проектную деятельность в Военпроекте, где долгое время работал главным инженером, затем главным архитектором проектов. Получив хорошую профессиональную школу, ушел в частную практику.

Из воплощенных проектов: квартал «Зеленый Бор» в Боровлянах, Белорусский детский хоспис и др.

DE: У вас в портфолио значимые социальные объекты. Гордитесь тем, что приложили к ним руку?

А.З.: В большинстве случаев – да, если результат устраивает и тебя, и работодателя. Было очень приятно работать с заказчиком квартала «Зеленый бор»: благодаря заинтересованности второй стороны, получилось неплохое сотрудничество и как итог – хороший результат.

Здание детского хосписа, которое было сдано в прошлом году, построено с нуля исключительно на пожертвования организаций и частных лиц. На территории Беларуси и в странах СНГ — это первый объект такого уровня по функциональному назначению и оборудованию.

С точки зрения воплощения было несколько компромиссов, на которые пришлось пойти из-за экономии денежных средств. Но надо отдать должное благотворительному фонду, который занимался сбором средств — в условиях кризиса со своей задачей он справился полностью.

Зачастую, когда я говорю об объектах, реализованных в соответствии с замыслом — это, в основном, касается частной практики.

дом архитектора Андрея Зайцева
дом белорусского архитектора

DE: Сейчас вы владеете домом, который спроектировали и построили сами. Прогуливаясь по улицам поселка, не режет ли вам глаз неоднородность коттеджной застройки? Милы ли сердцу нашего человека усадьбы с двускатными крышами, или они больше смотрят в сторону европейского модерна/минимализма?

А.З.: Не буду оценивать вкус белорусского заказчика. Просто хотелось бы, чтобы как у заказчика, так и у исполнителя этот вкус присутствовал. И чтобы существовала ответственность за вынесение централизованного решения по общим чертам того или иного коттеджного поселка. Я не призываю сейчас начинать строить «инкубаторные домики». Я утрирую, но если, например, есть желание построить дом с «фиолетовой» крышей, то пусть это будет в поселке, где «фиолетовые» крыши у всех.

За рубежом уже не один десяток лет выделяются площади под строительство домов по установленному регламенту. Тогда есть канва, общий характер застройки. Решение о характере застройки принимается на уровне управляющих органов. Поэтому обвинять нашего заказчика в том, что он построил дом хорошо или плохо — неправильно. Это свобода выбора, но и она должна иметь под собой регламент.

DE: Обязательно ли строить дом с участием архитектора или можно самостоятельно справиться с этой задачей?

А.З.: Считаю, что каждый должен заниматься своим делом, при этом архитектор должен помочь заказчику определиться с желаемым. Начиная с того, в какой среде хочет жить клиент, какой масштаб среды ему нужен. К сожалению, мы часто выбираем себе среду со сложившейся инфраструктурой, не прислушиваясь к внутренним потребностям и ощущениям. Но таковы сегодняшние реалии.

DE: Свой дом спроектировали вы от начала и до конца. Почему архитекторы редко доверяют руководство процессом постройки собственного дома коллегам-профессионалам?

А.З.: Наверное, есть архитекторы, которые в силу разных причин доверяют коллегам строить свой дом. Обмен опытом происходит, когда в процессе проектирования общается с коллегами, советуешься, и тогда получаешь что-то новое и делишься своим приобретенным. Но в организации личного пространства, как правило, каждый архитектор предпочитает действовать самостоятельно.

DE: В каком стиле построен ваш дом?

А.З.: Не хотелось бы ограничивать себя рамками каких-либо стилей или сочинять новые. Есть основные принципы, исходя из которых архитектор, работает над проектом. Главный из них — это контекст со средой. Свой дом я считаю объектом белорусской архитектуры. Это мое понимание белорусской архитектуры.

DE: В процессе строительства часто вносятся изменения в проект. У вас так тоже произошло или вы предусмотрели все до мелочей?

А.З.: В процессе строительства дома вносились изменения. В части улучшения конструктивного решения. Изменения коснулись конструкции наружных стен. Изначально дом был построен каркасно-щитовым методом. Когда конструкция уже была собрана, поставлены окна и проведена сантехника, я понял, что не хочу этого. Мне внутри дома было нужно другое ощущение – ощущение капитального дома. Каркасный дом, как я понял, этого мне не даст. Поэтому пришлось ввести внутри железобетонный монолитный каркас, сделать железобетонные перекрытия, словом, создать капитальную оболочку дома. Да, по бюджету пришлось существенно выйти за пределы планируемой суммы, но энергоэффективность дома стала значительно выше.

DE: В доме большие окна – чем продиктовано такое решение?

А.З.: Окна – это визуальная связь с окружающим пространством. К тому же, они выходят на южную сторону и благодаря такой ориентации аккумулируется дополнительное тепло.

архитектор и его дом

DE: В доме и беседке применена фальцевая кровля. Почему именно такой тип крыши, как дела с соотношением цена/качество? Не шумит ли во время дождей? Рассматривали ли дранку или черепицу?

А.З.: Фальцевая кровля достаточно лаконична и графична. В данной архитектуре она удачно применима. Другие материалы я даже не рассматривал. Хорошая фальцевая кровля из качественного материала стоит адекватно.

DE: Используются ли в помещении современные технологии (умный дом) и прочие элементы, облегчающие жизнь в собственном доме?

А.З.: Применена современная технология климат-контроля: в доме постоянно поддерживается единая температура. Система «умного дома» не применялась.

DE: В доме много деревянных элементов, нет ли вопросов по их эксплуатации? И какое дерево использовалось при строительстве?

А.З.: Облицовка фасада деревом имеет свои особенности. Фасад вентилируемый. В качестве обшивки использовались ель и сосна с качественной пропиткой. В соответствии с эксплуатационными требованиями фасад раз в 5 лет необходимо обновлять. Это технологическое требование, к которому нужно быть готовым, если применять деревянную облицовку дома. Впрочем, сейчас все чаще можно увидеть деревянные фасады, которые ничем не красят. Дерево естественно стареет, приобретая охристо-серый цвет. Он нам привычен: на протяжении столетий люди жили в таких домах, может поэтому он так нравится и его имитируют при покраске. А при современных технологиях сделать это можно очень качественно и красиво.

DE: Лен на стенах, пиленые валуны на полу… Какое значение для вас имеет использование именно белорусских материалов? И как удалось так лаконично связать современный стиль и деревенскую пастораль?

А.З.: В интерьере дома много предметов белорусских мастеров. Например, кувшины в технике поливной керамики из полесской деревни Городная, которые заняли свое место на кухонной полке. В кабинете стоит отреставрированный диван из старого отцовского дома. Стены отделаны льном – это обычная бортовочная ткань белорусского производства. Пол прихожей декорирован пилеными валунами.

В течение жизни человек окружает себя вещами, с которыми связана какая-то добрая история. Будь это история личных переживаний, семейная или того места, где он живет, где он когда-то был, чувствовал… Вещи – это преемственность, это связующие нити прошлого и настоящего. Они требуют своего отношения – трепетного и уважительного.

DE: В доме есть баня. Насколько удобно иметь баню внутри жилого помещения, нежели отдельно стоящей постройкой на участке?

А.З.: Раньше баню в противопожарных целях ставили вдали от дома. На сегодняшний день при грамотном конструктивном решении — это не является обязательным условием. Для меня баня — это особое пространство, неразрывно связанное с домом.

D-E: После года жизни в своем доме — какие вещи вы поняли с точки зрения эксплуатации, что бы сейчас переделали или изменили?

А.З.: В доме я ничего бы не изменил. Но когда начал формироваться сад, потребовалось дополнительное расширение площади под хозяйственную часть.

D-E: Немного о цифрах: жилая площадь дома, количество комнат? Сколько времени заняла постройка от согласования проекта до заселения?

А.З.: Общая площадь дома около 200 м2. Проектируя, я исключил коридорную систему, руководствуясь анфиладным решением. Постройка дома заняла около 5 лет.

D-E: Плюсы и минусы жизни в загородном доме хорошо известны. После некоторого времени жизни в своем, что бы вы рекомендовали? Оставаться в городской квартире, или однозначно – за город?

А.З.: Я городской житель, но после переезда в собственный дом осознал, что это — мое. Не стоит сравнивать жизнь в городской квартире и в коттеджном поселке, они совершенно разные, и что-то рекомендовать здесь нельзя. Кому как нравится. Главное — понять, какой масштаб жизненного пространства нужен человеку. Жить на 700 м2 или на 50 м2 – личное дело каждого, и тут даже не вопрос статуса, это внутреннее ощущение пространства для каждого из нас.

Беседовала: Екатерина Тумашик

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

Кнопки для соцсетей находятся вверху страницы

Задать вопрос эксперту

Комментарии

Всего комментариев: 0
Пожалуйста, пройдите авторизацию, чтобы оставить комментарий.

Фото

Жилой дом из детского конструктора

Видео

Третье видео videopress.com